У меня есть русский ресторан в Нью-Йорке. После вторжения нам пришлось нанять охрану из-за преследований.

2022/08/15 18:28

Они все еще обзывают нас. Просто теперь, когда Россия вторглась в Украину, имена изменились.

Я родилась в Ленинграде, который сейчас называется Санкт-Петербургом, и я наполовину еврейка. Мой муж родился в Одессе, украинец и стопроцентный еврей. Наши дети, теперь сами взрослые, все идентифицируют себя как русско-украинско-американские евреи.

The inside of Russian Samovar, which is dark with red lamps.

Внутри русского самовара.

Мой покойный отчим Роман Каплан вместе с моей мамой Ларой открыл ресторан «Русский самовар» на 52-й Западной улице Манхэттена в 1986 году. Сегодня моя мама вместе со мной, моим мужем Джейкобом и тремя нашими детьми управляют рестораном.

The front door of Russian Samovar, which says "stand by Ukraine," and "no war" along with a Ukrainian flag.

Входная дверь "Русского Самовара"

С того момента, как наши двери только открылись, моя мама и Роман позаботились о том, чтобы ресторан был центром, сообществом и, самое главное, убежищем для всех диссидентов и всех, кто уехал или был сослан из России. В конце концов, мы все бежали от одного и того же зла.

Ты мог войти в наши двери незнакомцем, но мой отчим накормит тебя, и через несколько часов ты уйдешь с друзьями на всю жизнь.

Нам было все равно, русский ты, украинец, грузин или белорус. Мы все еще не знаем. Если вы здесь, в Америке, это потому, что вы не хотите быть там.

Но в последнее время мы видим столько гнева, направленного на наш ресторан и работников просто потому, что в названии есть слово «русский». Нас по телефону называли фашистами и нацистами. У нас были письма ненависти. Люди оставляли в Интернете обзоры с одной звездой, говоря что-то вроде «остановите войну». Бизнес упал на 60% с тех пор, как Россия вторглась в Украину.

Наши сотрудники попросили меня нанять охрану, потому что им неудобно находиться здесь, когда все это происходит прямо сейчас. Мой друг, бывший морской пехотинец, живущий в Теннесси, приехал в Нью-Йорк, чтобы обеспечить нашу безопасность бесплатно. Он сказал, что это меньшее, что он может сделать в сложившейся ситуации.

Недавно мимо прошел парень, прочитал вывеску нашего ресторана и забил ее просто потому, что в названии есть слово «русский». Это побудило некоторых людей предложить изменить название.

Русский самовар был назван в честь предмета — чайника, или «самовара» — моего покойного отчима Романа Каплана, потому что чайник всегда теплый и вокруг него всегда люди. Таким всегда был наш ресторан, и однажды мы снова будем такими. Я уверен в этом.

С самого начала было тяжело быть русским рестораном из-за холодной войны. Нам пришлось долго доказывать свою состоятельность через нашу историю, искусство и культуру.
Нас называли русским самоваром еще до того, как была Российская Федерация. Сам ресторан появился еще до распада Советского Союза. Я не вижу, чтобы Русская Чайная Комната менял свое название, так зачем нам это?

Двери нашего ресторана были закрыты почти два года из-за пандемии, и мы потеряли много денег, пытаясь остаться на плаву. Совсем недавно мы получили еще один удар, когда узнали, что у фонда восстановления ресторана, в который мы подали заявку, закончились деньги, и он не планирует пополнять фонды.

Теперь, когда мы, наконец, снова можем открыться и начать разбираться в своих финансах, мы должны справиться с этим неправильным гневом.

Понятно, что война расстраивает людей, и я это понимаю. Но этот неверный гнев причиняет боль не тем людям. Современная культура не всегда останавливается и думает; просто реагирует.

Но несмотря на то, что люди называют нас нацистами и желают, чтобы ресторан сгорел, мы делаем все возможное, чтобы остаться на плаву. Мы получили свою долю поддержки, и средства массовой информации помогли привлечь внимание к тому факту, что мы настроены против войны. Мы не только поддерживаем Украину, многие из нас на самом деле оттуда.

 

The inside of Russian Samovar, which is dark with red lamps.

Люди звонят и покупают подарочные сертификаты, не намереваясь использовать их как способ помочь нам остаться в бизнесе. Другие открывают домашние счета и заранее платят за еду, и мы очень благодарны за всю поддержку.

У нас было много проблем за последние 36 лет, но мы всегда выживали. Планируем пережить и это время.

В конце концов, я уверен, что все будет хорошо. Это просто то, через что мы должны пройти, и я надеюсь, что больше людей начнут понимать, что мы все на одной стороне и против войны.

author

Баратов Фарух

Автор статьи, журналист